Анна Гальберштадт

 

НОВЫЕ ИНСТРУКЦИИ МОНАХА

 

Вот я вернулась к вам, Ямабуси-сан

прошло целых пять лет

вы научили меня принимать то, что есть

и радоваться щебету птиц

шороху тростника на берегу озера

от пробегающей выдры

красоте нежно-розового цветка лотоса

в прозрачное воде.

Вы также научили меня не грустить

о том, чего нет

не искать шестое яблоко там

где сейчас лежат пять

не искать полосатого хозяина дома

с виноградными глазами

и не отчитывать его за то

что он замучил уже двадцать восемь мышей.

Не слушать шаги за спиной того

кто ушел на рассвете с котомкой

не чувствовать пустоту там

где было облако от его выдоха

в холодном воздухе у порога

не просыпаться от скрежета калитки

ветренной ночью

не прислушиваться к хлопающей от ветра двери

надеясь услышать шаги.

И второе – внизу, в долине

новый правитель сошел с ума

он помешался на запахе свежей крови

требует, чтоб ее подавали ему на завтрак

в фарфоровой чаше эпохи Мейдзи

а в день рождения ему еще нужен палец

убитого соперника

запеченный в пирог.

Он совсем помешался

но простому народу нравится его бахвальство

они тоже привыкли к вкусу и запаху

свежей человеческой крови

подражая властителю.

 

Парни даже дарят флаконы с запекшейся кровью

своим девушкам

а те мажут ею в укромных местах.

А тех, кто слышит звук тишины

и кормит прилетающих птиц остатками

скромной трапезы

из ароматного горного риса и корешков

тех кто почитает божества леса

гор и ручьев

тех он боится и жестоко преследует.

Что скажет твой ученый ворон про то

как не предаваться отчаянию и не роптать?

                                                            Май 2024

 

 

AМЕРИКАНСКАЯ ПАСТОРАЛЬ

 

На деревянных мостках

обалдевшая от жары чайка

обозревает серо-зеленый залив

за ней пустая пивная банка,

небось, дерябнула.

На флагштоке полосатый американский флаг

оставшийся от праздника Независимости

полощется на ветру.

Спасибо американскому народу

который, как всегда, верит в свободу слова –

это святое!

Из Сахары движется облако пыли

в Канаде горят леса

небо в Нью-Йорке было цвета терракоты

дней пять назад.

Парусники покачиваются на волнах

тарахтенье моторки, как пулеметная очередь,

разрезает полуденную тишину.

Уже пятьсот дней идет война

невыносимо узнавать про новых погибших.

Чем больше сгоревших домов

искалеченных судеб

молодых инвалидов

малолетних сирот

тем страстнее и глубже

российские поэты-почвенники

вникают в красоты русской природы –

форму листков и тычинок

медовый аромат лепестков

шелест некошеных трав

свежесть могильных крестов.

                        7 июля 2023

 

 

* * *

Мир, в котором люди входят

в незнакомый дом

и убивают всё живое

включая собак и кошек.

Нет, это не Clockwork Orange!

Пожилой доктор в Бершеве

он с медсестрой и аппаратурой

выезжал в кибуцы на юге

лечить и принимать там роды

говорит мне: смотрю новости

по телевизору

плачу и закрываю руками лицо

я ведь в Кфар-Аза половину жителей

знал в лицо.

 

 

ОКТЯБРЬСКАЯ ЭЛЕГИЯ

 

Нет перемен в кануны октября

сказал поэт.

Ан нет, октябрь кровавый

как ястреб парит над истерзанными

телами еврейских красоток

девушек, так беспечно плясавших

праздновавших свободу

и радость бытия.

Не превратились в ветви руки их

как у Дафны

если б, то вырос бы кипарисов лес

на месте фестиваля.

Давайте плакальщицами оплачем

этих невинных и наивных

дочерей, прекрасных, как дочери Иова,

но невезучих.

Хор борцов за справедливость и феминисток

замолк, когда их черед пришел.

                                                Ноябрь 2023

 

 

* * *

Это ведь Пушкин написал: «Я памятник себе воздвиг нерукотворный!»

И Бродский прочел это же стихотворение в конце cвоего выступления

в Нью-Йорке в 1985-ом.

Ничего безвкуснее, чем московские памятники Пушкину и Наталье

и исполинского размера памятник Бродскому и найти трудно.

Так что ж, если памятники курчавому поэту сносят и обливают чернилами в Украине? 

Поэт не обязан быть ни супружеским идеалом, ни образцом морали вообще.

А гражданином – желательно, но не у всех это получается.

Лимонов тоже был талантливым молодым поэтом, а последние его

произведения не вызывают ничего, кроме тошноты.

Пастернак, хоть и написал, что быть знаменитым некрасиво,

прославился, и скандал с Нобелевской премией не помешал

его почитателям.

«Февраль, набрать чернил и плакать...» потряс и меня в четырнадцать лет.

К чему всё это?

Памятнику Пушкину не убавляют и не добавляют ничего к строчкам

«У лукоморья дуб зеленый...» с которыми выросли вы и ваши дети.

Так вот, пусть кот ученый и ходит по цепи кругом.

Его, как и Пушкина, без цепи не пускали.

                                                                                    Май 2023

 

 

* * *

Всему свое время или чужое время?

Время всякой вещи под небом

по которому огибают дугу дроны?

Время рождаться в госпитале под бомбами?

Время убивать – чье это время? И кто убивает чужое время?

Время врачевать, но ведь врачуют не те, кто убивает?

Время разрушать, но кто же будет строить?

Время плакать и плакать и сетовать и проклинать

а что же со временем, когда смеяться, разве его отменили?

Плясать хорошее занятие, но кто же пляшет?

И что же случилось с прекрасными плясуньями?

А сетовать и сетовать и сетовать?

И сетовать – тут иголку заело

                                                            Январь 2024

 

 

ОДА СТАРЫМ ДЕРЕВЬЯМ

 

На Адамсон Роуд в Лондоне

cтоит старый платан с могучими ветвями

стволы молодых деревьев

похожи на букеты

на руки голосующих

или на создание с простертыми

к богу

в молитве руками

жест отчаяния.

Люди убивают и увечат деревья

завидуют их долговечности

деревья нередко переживают людей

в мирное время

если cложится.

И птицы вьют там гнезда посреди листвы

а белки складывают свои запасы в дуплах.

На деревьях вешали во время революций

об них убивали младенцев во время Холокоста.

И всё же, они по-прежнему стоят

годами позже

безмолвные свидетели позора

но также,

дети продолжают бегать и визжать под ними

играя в прятки.

Гурманы ищут белые грибы во мху

Парочки под ними милуются

и шепчут нежные слова друг другу

втайне совокупляются.

Мы всегда считали,

что растения не обладают чувствами.

А что же насчет древних секвой?

Разве они не тоскуют по динозаврам

которые резвились в доисторических лесах?

А Вяз Палача на Вашингтон Сквере?

Одобрял ли он ужасы

Гражданской войны в Америке?

Я читала, что есть сосна

в небольшом литовском местечке Молетай,

где были убиты полторы тысячи еврейских детей.

Это дерево рядом с местом,

где была яма,

перекосилось

на нем нет веток со стороны,

о которую разбивали черепа младенцев.

Так разве ж нам наверняка известно

что это дерево не страдает от ночных кошмаров

и втайне не рыдает

по ночам?

 

 

Из антологии «Восхваление богинь»

А ЧТО ЖЕ ДЕЛАЛИ БОГИ

 

Когда евреев из местечек повели

в залитые солнцем леса

в Молетай, Кайшядорис и Уцянах

и им приказали рыть ямы

Медейна, богиня леса

наблюдала за происходящим в ужасе

и не могла поверить

что это наяву.

Высокие балтийские сосны

покачивались на ветру

Сауле спряталсь за облаками

и глаза прикрыла прекрасными руками.

 

Даля, богиня, дарящая материальные блага,

осталась и смотрела,

как расстреливали

и за их спинами

чтоб заглушить крики жертв,

играл на баяне и щерился

беззубый гармонист.

И она глядела на то, как юные ПТУшники

хватали одежду, которая получше

и деньги, снимали кольца и часы

с мужчин и женщин

лежащих в яме

некоторые еще шевелились и стонали.

Один литовский активист

велел еврею-музыканту

отдать ему свою скрипку

ведь она уж точно ему не пригодится.

 

Тогда Даля прокляла убийц –

три поколения их потомства

будут страдать от депрессии, злобы, стыда

до конца своих дней отрицать причастность к убийствам

обвинять жертв

лгать своим детям

про то, откуда взялись в доме

старинные комоды

или фортепьяно из дуба

с клавишами из слоновой кости

а может быть,

швейцарские часы с дарственной надписью

от благодарных пациентов

снятые с кисти еврейского доктора.

 

Прохожие молча наблюдали

как в Вильнюсе, на польском Вильно,

евреев гнали в Понары

охранники с белыми повязками на рукаве.

Так же, как и те

кто молча смотрел на парад Gay Pride

в две тысячи тринадцатом.

Понять нельзя было, что было на уме у них

глазевших на нас – туристов,

студентов и переселeнцев

молодых и пожилых.

 

Вот так же они глазели и на евреев из гетто

на улице Страшуно

где моя бездетная тетя Алта

жила после войны,

когда их вели на смерть.

В Понарах есть яма для детей

в которой двести пятьдесят детишек

были убиты.

Богиня Лайма в ужасе пыталась спасти

нескольких женщин на сносях

но им было некуда бежать.

Когда стрельба затихла

чудом уцелевший мальчик

лет полутора,

играл на телах убитых.

Один из стрелявших взглянул на мальчика

и снял ружье с плеча

в последний раз.

Литовские богини судьбы – семь сестер

которые ткут и прядут нити судеб

и шьют одежду из людской жизни

были вне себя.

Гадинтоя, которая рвет нити, и Нукирпея,

которая режет на куски ткань жизни

бросили свои ножницы на землю и зарыдали

Перкунас, Громовержец,

сидел на вершине высокой горы

и наблюдал за деяниями своих людей

безмолвно

со своим волшебным луком, который мечет молнии,

застывшим в его руке.