Александр Беляев

 

* * *

Рак-отшельник в скорлупе

раковины то застынет,

то продолжит по Москве,

превратившейся в пустыню,

в свойственной ему (бочком)

нерешительной манере

перетаптываться в сквере

вопросительным крючком.

 

 

* * *

гражданин вселенной

как твой курс обменный

вывезла кривая

 

в шатком мире этом

что стоишь с планшетом

в поисках вай-фая

 

твой стаканчик с кофе

загрузился в профиль

сделался скриншотом

 

и выходит «в топчик»

сладенький сиропчик

ботами сработан

 

в океане мерча 

пиксельного смерча

настоящей крови

 

облачная встреча

с теми кто далече

вот такой пур-овер 

 

 

* * *

Дураки, но что-то мы усвоили:

горы, рюкзаки, тетрадки, лыжи…

Зализняк летит на мотороллере

по Москве и по Парижу.

 

Слышно: самиздатовское, хрусткое,

видно: краснокнижное, осеннее,

мелким шрифтом набранное: «Русское

именное словоизменение».

 

«Заля!..» Что за время в этом имени!?

…список настоящих и прошедших

(Апресян, Мельчук), покрытых инеем,

с холода в лингвистику пришедших. 

 

 

* * *

Не хором – дружно – по команде

а кое-как и кое-где

она возникнет на веранде,

помедлит, спустится к воде

и станет чем-то вроде свитка,

украсит зал (а мы зашли,

успев воспользоваться скидкой, 

и смотрим): в метре от земли

от ветра, солнца, дня и ночи

проходит тихая игра

на увядание – короче

ну-да, осенняя пора. 

 

 

ТРАУРНАЯ ПРОПИСЬ

(из Вана Сичжи)

 

Сичжи падает ниц под тяжестью бедствий и смуты.

Как вспомню, что стало с могилами наших предков…

Сплошные набеги, погромы, жестокости без пощады…

Как же болит всё внутри при взгляде на это!

Что с того, что поймаешь, накажешь виновных? 

Скорбь тяжела, глубока – что может быть глубже?

Что поделать? – Не ведаю… вот, предаюсь бумаге.

Но что тут скажешь? Сичжи падает ниц. Падает ниц.

 

 

* * *

всегда этот первый вопрос с утра

с какой фразы чью книгу раскрыть наугад

палмер? целан? транстрёмер? годзо?

как будто бы от этого что-то зависит

ты вот делаешь утреннюю гимнастику

машешь руками-ногами в определенной

последовательности так называемый

комплекс упражнений здесь вопросов не

возникает по крайней мере не должно

возникать а я стою перед книжной

полкой. бонфуа? муссаппи?

иностранные стихи в переводе на русский

(и чем хуже – тем лучше)

иногда кажутся последним что можно читать

что осталось читать так мне кажется

в этот первый вопрос с утра

в это место рождения строчки из

нового дня

 

 

* * *

кастрюлька булькает о том

что появляются стихи

открой где надо толстый том

кило трухи и шелухи

 

бумага сваренная из

волокон чистой болтовни

убавь прикрой обложкой вниз

перемешай переверни 

 

варись варись стихотворись

не выкипай еще пока 

наверняка не повторись

и не кончается строка